Книга: Три чашки чая, 2011 год, 624 стр.

Автор: Грег Мортенсон, Девид Оливер Релин

Тематика:  биографии

Три чашки чая. Грег Мортенсон

Купить

Благотворительность во имя жизни

“Я ничего не могу сделать сам” – как часто нам приходится говорить и слышать такие слова! А он, Грег Мортенсон, главный герой книги “Три чашки чая“, смог. Он не просто смог построить в Пакистане и Афганистане десятки школ (в том числе и для девочек – это было буквально переворотом для этих стран) и женских центров. Он дал тысячам детей надежду на ЖИЗНЬ. И не только в Пакистане и Афганистане.

Помогая детям из этих далеких от Америки стран получить образование и выбрать дорогу мира, а не войны, Грег Мортенсон защитил миллионы жизней по всему миру. Потому что твердо уверен в том, что решать проблему исламского экстремизма можно и нужно с помощью образования.

О чем книга

Три чашки чая” – это история не скучающего богача, нашедшего новое развлечение. И не идейного альтруиста, борющегося за мир во всем мире. Это история нищего альпиниста, провалившего восхождение на гору-убийцу К2. Это история простого американца из Монтаны, заблудившегося в горах Пакистана после длительного пребывания в разреженном воздухе на большой высоте. Это история Человека, спасенного немногочисленным народом балти.

Грег Мортенсон провел в деревне Корфе долгое время реабилитации. Тогда же он попросил Хаджи Али (вождя деревни) показать ему местную школу. То, что он увидел изменило его жизнь навсегда: на большой открытой площадке на высоте 300 м над рекой Бралду 82 ребенка сидели прямо на холодной земле под пронизывающим ветром и переписывали таблицу умножения палочками прямо в пыли. Без учителя. Учителю надо платить 1$ в день, а для деревни это не по силам, поэтому учителя наняли одного для 2 деревень. Там же, на этой горе, Грег дал слово Хаджи Али, что вернется и построит школу в деревне Корфе.

Он не имел ни малейшего понятия как это сделать, потому что все его имущество помещалось в камере хранения, а сам он снимал дешевую комнату…

В последующие годы не раз пакистанцы говорили своему герою, что десятки иностранных альпинистов обещали многое сделать для них. Но только Грег Мортенсон не забыл свои слова, вернувшись домой. На строительство первой школы в Корфе ушло больше трех лет. Позже на строительство школ требовалось всего 10 недель.

Грег глава одной из крупнейших благотворительных организаций ИЦА (Институт Центральной Азии), которая на 2010 год построила более 170 школ в Пакистане и Афганистане. Не все в его работе было легко и гладко: недовольные его работой муллы дважды выпускали фетвы против него, им интересовалось ЦРУ, а после событий 11 сентября он всерьез опасался за жизнь своей семьи, поскольку было много угроз от его же соотечественников. Грег Мортенсон смог заставить политиков и рядовых американцев обратить внимание на работу ИЦА и на проблему экстремизма как таковую. Он “неверный”, портреты которого висят в домах и машинах жителей Пакистана, он герой для духовных лидеров, политиков, вождей деревень и простых людей.

Есть множество замечательных книг, которые нужно читать с карандашом в руках. “Три чашки чая” нужно читать с платком в руках: не раз на глаза наворачиваются слезы.

Вы считаете, что один человек не может изменить мир? Грег Мортенсон ничего об этом не знал.

Прочитать 2 отрывка из истории человека, дважды выдвигавшегося на Нобелевскую премию мира

Почему “Три чашки чая”?

Взяв чашку с чаем, Хаджи Али заговорил. «Если ты хочешь работать в Балтистане, то должен уважать наши обычаи, — сказал он. — Когда ты впервые пьешь чай с балти, ты — чужак. Когда пьешь чай во второй раз, ты — почетный гость. В третий раз ты становишься родственником, а ради родственника мы готовы сделать все что угодно, даже умереть. — Хаджи Али положил ладонь на руку Мортенсона. — Доктор Грег, ты должен найти время для трех чашек чая. Может быть, мы и необразованны. Но не глупы. Мы живем здесь очень давно и многое поняли».

А вот еще один отрывок из этой чудесной книги:

В Скарду уже прибыло две тысячи беженцев, еще тысячи в страхе попрятались по пещерам, выжидая удобного момента, чтобы бежать из родных мест.
Сайед Аббас сказал, что он уже обращался в администрацию Северных территорий и к Верховному комиссару ООН по делам беженцев, но… Местные власти заявили, что у них нет средств на то, чтобы бороться с таким масштабным кризисом. Из ООН ответили, что не будут помогать семьям из Гултори, поскольку они не являются международными беженцами — они не пересекали границ между государствами.
«Что нужно людям?» — спросил Грег.
«Все, — ответил Аббас. — Но в первую очередь вода».
«Я слышал, что в Иране осуществляли подобные проекты, — ответил Сайед Аббас. — Они называют это „схемами подъема воды“. Нам нужно докопаться до подземных вод и установить насосы. С помощью Аллаха это можно будет сделать».
Сайед Аббас стремительно шел по сверкающему песку. Его черные одеяния развевались на ветру. Он указывал места, где можно было бы провести пробное бурение. «Хотелось бы мне, чтобы европейцы, которые не понимают мусульман, увидели бы Сайед Аббаса Рисви в тот день, — говорит Мортенсон. — Они бы поняли, что большинство из тех, кто исповедует истинный ислам, даже консервативные муллы вроде самого Сайеда, верят в мир и справедливость, а не в террор. Тора и Библия учат помогать несчастным. Но и Коран учит мусульман помогать вдовам, сиротам и беженцам».
Старый мулла Гульзар из деревни Бролмо сидел в палатке, когда Апо привел к нему Мортенсона. Он попытался подняться, но безуспешно; пожал Грегу руку и извинился за то, что не может угостить его чаем. Мужчины расселись на пластиковой скатерти, разостланной прямо на теплом песке. Апо попросил муллу рассказать свою историю.
«Мы не хотели сюда приходить, — сказал мулла Гульзар, поглаживая длинную волнистую бороду. — Бролмо — хорошее место. Или было таким. Мы оставались там, пока было можно. Но когда были разрушены оросительные каналы и поля погибли, а дома были стерты с лица земли, мы поняли, что наши женщины и дети погибнут, если мы ничего не сделаем. Когда мы прибыли в Скарду, военные велели поселиться здесь. Мы увидели это место, этот песок, — и захотели вернуться домой. Но военные не позволили. Они сказали: „У вас больше нет дома. Все разрушено“. Скоро в эту пустыню придут наши женщины и дети — и что мы им скажем?»
Мортенсон сжал руку старика. «Мы поможем вам добыть воду», — пообещал он.
«Хвала Аллаху всемогущему! — ответил мулла. — Но вода — это только начало. Нам нужна пища, лекарства. Нашим детям нужно образование. Теперь этот лагерь — наш дом. Мне стыдно просить так много, но никто, кроме вас, больше к нам не пришел».
Старый мулла возвел глаза к небу, от которого его отделял синий полог палатки, словно взывая прямо к Аллаху. Свет перестал отражаться от стекол его очков, и Мортенсон увидел на глазах старика слезы.
«У нас ничего нет. За твою доброту и желание исполнить наши молитвы я ничего не могу тебе дать, — сказал мулла Гульзар. — Даже чая»…
В последние годы некоторые беженцы вернулись в Гултори, где Институт Центральной Азии построил уже две школы — на этот раз в пещерах, чтобы ученикам не угрожали снаряды, которые летят с индийской стороны границы, когда отношения между Индией и Пакистаном портятся. Но сногие остаются в новой деревне рядом со Скарду. Теперь это их родина.
За засыпанным песком двором пятикомнатной школы охристого цвета стоят ряды глинобитных домов. На крышах некоторых из них можно увидеть спутниковые антенны — признак бытовой устроенности и достатка. И в тени этих домов, построенных там, где раньше был только голый песок, уже растут вишни. Здесь им вполне хватает воды. Пышные зеленые деревья, стоящие на песке, веселые стайки учениц, возвращающихся из школы домой, — все это выглядит как прекрасный мираж.
Но это не мираж — это реальность.

 

Рецензия участвует в конкурсе “Читай страна

Share on Facebook

Похожие обзоры: